Венеция фото подборка

 Grand Canal Venice 

Венеция – самый странный и непонятный город в мире. Возникший на топких, болотистых островах, город не просто влачил обычное существование прибрежного торгового портика, но стал одной из самых могущественных и ярких империй раннего средневековья. Венеция – это 118 разбросанных в лагуне островов, которые люди не просто соединили мостами и переправами.  Острова срослись в единый организм, превратились из обособленных клочков суши в целостный и восхитительный город. Многовековая история успеха Венеции позволила городским властям вкладывать очень большие по тем веменам деньги в обустройство и архитектуру города. С этого наследия сегодня снимают дивиденды местные жители, встречая и обслуживая миллионы туристов, желающих своими глазами увидеть рукотворное чудо. Но этот сайт не о дне сегодняшнем Венеции. Это экскурсия в прошлое города, в историю Италии.

Древнейшая история города на островах тонет в глубоком мраке, ибо долго люди жили там тихо, бедно и неприметно. Их окружали вода и небо, а земли было так мало, что вся их жизнь оказалась связанной с морем; оно кормило их рыбой и прочими дарами своей щедрости, а также открыло им путь в другие страны; они научились плавать по морю, строить корабли (тогда еще на их плоских островах росли леса, от которых теперь не осталось ничего) и занялись посреднической торговлей между Европой и Востоком.  Много веков венецианские купцы считались самыми деятельными и богатыми в цивилизованном мире: они везли соль и рыбу, хлеб и вино, масло и лес, пряности и шелк, шерсть и множество других товаров, в том числе рабов (в 1368 году на рынке в Венеции скопилось так много рабов, что даже возникла опасность восстания, и власти усмирили их палками). Став островитянами поневоле, люди не вернулись на terra ferma — твердую землю, на материк, ибо вода, их окружавшая, оказалась подлинным спасением. В то время как все города средневековой Италии укрылись за крепкими и высокими стенами и все-таки постоянно страдали от войн и осад, одни лишь венецианцы на воде оказались недосягаемы для злого гения войны. Разбогатев, они сделались агрессивны, наняли полководцев с войсками и подчинили себе обширные территории как в Италии, так и вне ее, но сами жили безмятежно, ибо для военной техники средних веков вода оставалась непреодолимым барьером. Поэтому венецианцы с благоговением относились к водам лагуны и охраняли их. В XVI в. на черной каменной плите золотыми буквами по-латыни начертали эдикт, который находится в городском музее Венеции (Мизео Стсо Соггег): «Божественный город вёнетов, по воле провидения на водах основанный, водами окруженный, водами, как стеной, защищается.   Итак, всякий, кто дерзнет каким бы то ни было способом нанести урон государственным водам, будет судим как враг отечества. Сила этого эдикта да пребудет священной и неизменной». В VII веке в Италии центром византийских владений (экзархата) была Равенна (древний город, основанный еще этрусками, где Западная Римская империя пришла к своему закату). Острова лагуны находились в подчинении у экзархата. В конце VII в. византийцы объединили их в герцогство. Местопребыванием герцога (на венецианском диалекте он называется «дож») стал остров Гераклиана (он именуется также Читтанова — «Новый Город»). Сначала дожей назначали власти из Равенны, затем их стали выбирать сами островитяне. Часть знати была очень недовольна возникновением единовластия, и поэтому в VIII веке многие дожи были либо убиты, либо, по византийскому обычаю, ослеплены, брошены в тюрьму или изгнаны. Однако бунтарям пришлось смириться, и власть дожей утвердилась, ибо значительная часть островной аристократии была связана с морем и заинтересована в централизации власти.
В середине VIII века в Италии под владычеством Византии остались только острова лагуны.

 В XVIII веке Венеция, целиком утратив былую мощь, в полную меру своих сил предалась наслаждению благами жизни, наполнилась звуками музыки и закружилась в вихре карнавала, сделавшись самым веселым городом Европы.
Блестящее описание Венеции XVIII веке дал П. Муратов: «Венеция была тогда второй столицей Европы. Она делила с Парижем поровну всех знаменитостей сцены, искусства и любви, всех знатных путешественников, всех необыкновенных людей, всех авантюристов, всех любопытных, всех тонких ценителей жизни и всех ее изобразителей. Но у Венеции было то преимущество, что в ней не было резонеров, лицемерных моралистов, деловых людей и скучных насмешников.   
XVIII век был веком музыки, и ни один из городов Европы и даже Италии не мог сравниться тогда с Венецией по музыкальности.
Одним из самых замечательных композиторов того времени был венецианский патриций Марчелло. Венеция превратила четыре женских монастыря в превосходно поставленные музыкальные школы, и слово «консерватория» , обозначающее собственно приют, сделалось с тех пор нарицательным именем для всякой музыкальной академии. Во главе этих консерваторий стояли лучшие музыканты эпохи: Доменико Скарлатти, Гассе, Порпора, Иомелли, Галуцци...
Население Венеции — это праздничная и праздная толпа: поэты и приживальщики, парикмахеры и ростовщики, певцы, веселые женщины, танцовщицы, актрисы, сводники и банкометы — все, что живет удовольствиями.

Благословенный час театров и концертов — это час их праздника. И все, окружающее их в этот час, — это убранство праздника. Жизнь покинула огромные давящие дворцы, она стала общей и уличной и весело разлилась ярмаркой по всему городу... Ночей нет или, по крайней мере, есть только бессонные ночи.

 

В Венеции семь театров, двести постоянно открытых кафе, бесчисленное множество казино, в которых зажигаются свечи только в два часа ночи и в которых самые благородные кавалеры и дамы смешиваются с толпой незнакомцев... Венеция Днем перед кафе (на площади св. Марка) пятьсот посетителей сидят за столиками, и говор их смешивается со звоном ложечек, которыми мешают шербет. Под аркадами Прокураций проходят плащи их серого шелка, из голубого шелка, из красного шелка, из черного шелка, проходят зеленые камзолы, обшитые золотом и отделанные мехом, проходят пурпурные рясы, халаты с разводами, золотые ризы, муфты из леопарда, веера из бумаги, тюрбаны, султаны и маленькие женские треуголки, вызывающе сдвинутые на ухо. Это народонаселение феерии, восточного базара, морского порта, где все обычаи встречаются, где сталкиваются и уживаются рядом все наречия... XVIII век был веком маски. Но в Венеции маска стала почти что государственным учреждением, одним из последних серьезных созданий этого утратившего всякий серьезный смысл государства. С первого воскресенья в октябре и до Рождества, с 6-го января и до первого дня поста, в день св. Марка, в праздник Вознесения, в день выборов дожа и других должностных лиц каждому из венецианцев было позволено носить маску.   В эти дни открыты театры, это карнавал и он длится, таким образом, полгода... Все ходят в масках, начиная с дожа и кончая последней служанкой. В маске исполняют свои дела, защищают процессы, покупают рыбу, пишут, делают визиты.

В маске можно все сказать и на все осмелиться; разрешенная Республикой маска находится под ее покровительством. Маскированным можно войти всюду: в салон, в канцелярию, в монастырь, на бал, во дворец, в Ридотто (знаменитый игорный дом, который стал подлинным центром венецианской жизни, его закрытие в 1774 году по постановлению сената было воспринято почти что как трагедия)... Маска, свеча и зеркало — вот образ Венеции XVIII века». К величайшему огорчению страстных любителей музыки, в 1773 году сгорел главный городской театр Сан Бенедетто. Энергичные венецианцы, однако, не впали в отчаяние, собрали все свои силы и к концу века построили по проекту Антонио Сельва новый большой роскошный театр, который назвали Ла Фениче — «Феникс», демонстрируя тем самым свою непокорность судьбе: театр восстал из пламени, став еще великолепнее. Его торжественно открыли в 1792 году в присутствии дожа Лодовико Манина, сто двадцатого и последнего в многовековом ряду повелителей города на воде. Впоследствии «Феникс» тоже сгорел, но его опять восстановили, и на его сцене впервые прозвучало пять опер Джузеппе Верди — «Эрнани», «Аттила», «Риголетто», «Травиата», «Симон Бокканегра».  Уже в XI веке островитяне плавали на гондолах, длинных, преимущественно черных лодках своеобразной конструкции. Возможно, название gondola происходит от gonger — «морской угорь». Гондолы были разных размеров и раскраски; некоторые из них отличались богатейшей отделкой с позолотой и инкрустацией.

Венецианский карнавал  В XVIII веке в целях борьбы с расточительством ввели закон, согласно которому все гондолы должны быть черными и одного размера: длина — 11м, ширина — 1 м 40 см. Нос украшает железное навершие, так называемое ferro, цель которого чисто практическая: его верхняя точка является верхней точкой всей гондолы, и гондольер с помощью ferro может определить, пройдет ли гондола под очередным невысоким мостиком. Есть в Венеции и такие места, где гондола проплыть не может, и тогда приходится пользоваться менее крупными лодочками.

Если статья понравилась, то поделитесь с друзьями в социальных сетях, буду благодарна!

Авторизуйтесь, чтоб комментировать
Мы вконтакте
Мы в одноклассниках

Еще интересные

Венеция фото подборка
0
1971
20 интересных фактов о Леонардо да Винчи
0
1427
Забавные животные
0
1184
7 ужасающих жертв, на которые ради красоты шли женщины прошлого
0
1492
Первая в мире дорога дающая электроэнергию
0
1342
Корни крылатых фраз
0
2657
Наверх